Аглиуллин Рафик Фаритович


Аглиуллин Рафик Фаритович
Должность: старший следователь следственного отдела по Центральному округу города Тюмени

Один день со следователем: убойная рутина
("Вслух о главном")

Никогда не любила криминальные сериалы, но «Тайны следствия» увлекли. Красивая женщина ночей не спит и расследует громкие убийства – отличный сюжет, в нем есть и романтика, и приключения, и торжество правосудия.Когда представилась возможность в течение целого дня понаблюдать за работой следователя, я ухватилась за нее с надеждой увидеть, как дедуктируют современные Шерлоки Холмсы. Моим проводником в мире тайн следствия стал старший следователь следственного отдела по Центральному административному округу Тюмени следственного управления Следственного комитета РФ по Тюменской области Рафик Аглиуллин.

Темная сторона силы

В девять часов утра 24-летний следователь был уже на работе. Первый час не происходило практически ничего. Аглиуллин не отрывался от компьютера, печатал и подшивал множество документов. И тогда-то мне открылась самая главная тайна: всем романтически настроенным барышням стоит понять, что работа следователя – это, в первую очередь, бесконечный документооборот. Каждый шаг, каждое действие должно быть запротоколировано, документы – безукоризненно составлены и вовремя представлены руководству.

Самыми насыщенными для следователей бывают дежурства, когда приходится проводить по нескольку суток без сна и отдыха. Но и без дежурств работы хватает, потому как зачастую раскрытие преступлений – дело кропотливое и трудоемкое.

Быстрее всего раскрываются дела «светлые». «Светлыми» на профессиональном сленге называются те уголовные дела, в которых нетрудно установить подозреваемого, он уже задержан, а от ведущего следствие требуется собрать побольше доказательств. В начале своей карьеры в управлении Рафик Аглиуллин специализировался именно по таким.

Более опытных сотрудников переключают на расследование дел «темных». Это – убийства, изнасилования, причинения тяжкого вреда здоровью, где определенного подозреваемого нет. Его нужно вычислить, проведя массу допросов. По одному «темному» делу может быть с десяток разных версий, и каждую надо отработать.

Сейчас в ведении Аглиуллина шесть дел. Самое нашумевшее из них – похищение тюменского бизнесмена в прошлом месяце. Пока идет следствие, разглашать подробности не стоит, но следователь уверен: все тайное очень скоро станет явным.

Также в работе Аглиуллина находились громкие дела о педофиле на красном «Ситроене» и трупе в машине на дне Липового озера.

Как пахнет в морге

Каждый день следователю приходится сталкиваться с болью и кровью. Но Рафик говорит, что сидеть в каком-нибудь банке от звонка до звонка ему было бы неинтересно. Поначалу сложно было проводить долгое время без сна, теперь попривык. Многие следователи предпочитают вздремнуть на диване, ведь неизвестно, какая выдастся ночь. «На работу я буквально «подсел», – признается молодой следователь, – не могу долго без дела».
А долго сидеть без дела и не пришлось. Сначала понадобилось съездить в суд, написать рапорт для государственного обвинителя. «Было необходимо привести свидетелей для допроса, но сделать невозможно – они «бомжи», и со временем расходятся по другим ночлежкам, не найти».
Следующей нашей остановкой стало областное бюро судебно-медицинской экспертизы, в народе – просто морг. Сюда привозят тела для исследования при смерти от заболеваний, при насильственной смерти или подозрении на нее. Также судмедэксперты проводят медицинское освидетельствование пострадавших от сексуального насилия, избитых, покалеченных.

С особенным трепетом я ожидала прибытия туда: журналистский интерес боролся во мне с психологическим неприятием смерти. Сейчас могу признаться самой себе, что испытала облегчение, когда выяснилось, что трупы нам показывать не будут. Длинная секционная с металлическими столами была пуста, судебно-медицинские эксперты и лаборанты коротали время в общей комнате.Но вот чего мне не забыть – так это сладковатый тошнотворный запах, царящий на этаже. Он – первое, что ощущаешь, открывая двери, от него трудно избавиться. А вот по словам следователя, там почти не пахло. Часто специалистам приходится работать с «несвежими» трупами, которые были обнаружены спустя месяцы после смерти. А если дело происходит в теплое время года, тогда запах просто невыносим.

Дело, по которому посетил морг в этот день старший следователь Аглиуллин, касалось установления причин гибели одного тюменца. За несколько дней до смерти того жестоко избили, мужчина получил ушиб головного мозга, несколько дней умирал, не имея возможности передвигаться. Но, как я поняла, окончательно умереть ему кто-то все же «помог».

«Экскурсия» по Тюмени

По пути в отдел криминалистики и в экспертно-криминалистический центр следователь Аглиуллин провел для меня своеобразную экскурсию по нашему родному городу. На такой я еще не бывала. У Рафика есть, что вспомнить, практически о каждом доме в его округе. Там случилось одно происшествие, в другом доме — другое. Подробности порой леденят душу. Никто не задумывается о таких вещах, бродя по улицам, спеша на работу, проезжая мимо в автобусе...

Даже в том доме, где живет сам Аглиуллин, не все благополучно – этажом выше кто-то кого-то убил.

Самым впечатляющим и вопиющим преступлением в практике молодого следователя было жестокое убийство с обезглавливанием и отрезанием руки.
Преступник до последнего отрицал свою причастность, однако сам же и нашел отрезанную голову в одном из мусорных баков неподалеку.

Ты так спокойно об этом говоришь. Черствеет душа со временем? – спрашиваю.

Можно и так сказать, – отвечает Рафик. – Когда столкновение с жестокостью становится обыденностью, обрастаешь панцирем, ведь над каждым трупом не наплачешься. Нужно держать себя в руках и работать.

Вот и об эксгумации говорить спокойно, на мой взгляд, можно лишь в отвлеченном смысле. Но применительно к реальности – представить все это сложно. Однако следователям приходится заниматься и такими вещами. Родственники одного усопшего усомнились в естественных причинах его гибели – перед тем как почить, пожилой человек стал свидетелем изнасилования и получил удар по голове. Пришлось вынимать покойного из земли, делать экспертизу. Она установила, что причиной смерти стали проблемы с сердцем. Это не устроило родственников, заниматься повторным захоронением тела они отказались. Забота легла на плечи следователя и оперативников из городского отдела полиции.

Телефонные угрозы

Телефон следователя снова разрывается от звонков. В этот раз оперативные работники из отдела полиции № 4 дали знать, что по делу об убийстве задержали двух подозреваемых. «Сейчас поедем допрашивать. Будет интересно», – говорит следователь. Ожидаю настоящего экшена, становится немного страшно – шутка ли, увидеть возможных преступников, проследить за ходом мысли правоохранителей, устанавливающих истину.

По приезде в отдел никаких кошмарных личностей в наручниках я не заметила. В узком коридорчике вдоль стеночки стояли тихие доставленные. Они вежливо поздоровались со следователем, стали дожидаться, когда их вызовут.

Первым допрашивали пожилого мужчину.

Убивали? – запросто спрашивает следователь.Старичок с улыбкой отвечает, что нет, ничего не знает.

Из материалов дела известно, что на одежде убитого были обнаружены частицы чужого пота, возможно, их оставил преступник. Поэтому каждого из фигурантов приходится отправлять на анализ ДНК. Так и в этот раз – и начинается заполнение очередных документов.

На вопрос, где и за что сидели, пожилой мужчина уверяет, что все наколки, мол, сделал в стройбате по глупости. Но следователь и оперативные работники не верят.

Общаться с другим товарищем было не легче – он почти не говорил по-русски, приехал пару лет назад из одной кавказской республики. Ничего не слышал, ничего не видел. Его тоже отправили на анализ, как говорится, истину установят экспертным путем.

И это все? – спрашиваю, – а где же опасность, грозные бандиты, кровавые руки?
Опасность есть всегда. В основном она исходит от преступников, которых отправили за решетку, – отвечает Рафик Аглиуллин.

Половина из тех, кто находится в СИЗО стараниями молодого следователя, угрожала расправой. Трудно представить, как живется в таких условиях. Но молодым несвойственно уныние.

Несмотря на трудную работу и бессонные ночи Рафик умудряется встречаться с друзьями, бегать на тренировки по рукопашному бою, ходить на свидания. Иногда даже получается выбраться в кино, а смотреть старший следователь Аглиуллин предпочитает боевики и фантастику.

Ну а в кино-то про вас, про следователей, правду показывают? – это была моя последняя попытка связать вымысел и реальность.
Не всегда. Самым похожим на истину я бы назвал сериал «Глухарь», остальное – вымысел.
Ну, «Глухаря» я не видела, пришлось поверить на слово.

День клонился к вечеру, мне нужно было торопиться забирать сына из детского сада, готовить ужин, ждать мужа... Но рабочий день следователя еще и не думал заканчиваться. «Самая работа часто начинается после семи вечера. Сегодня ночью намечается обыск, дел невпроворот», – делится Аглиуллин.

Как говорится, преступники не делают перерывов, и кто-то должен пытаться вывести их на чистую воду.